г.Оренбург,
пр-т Победы, 133а
75-36-24
  • Ждем встреч с Вами на наших спектаклях!
  • Мойдодыр
  • Маша и Медведь
  • Дюймовочка
  • Приключения на дороге
  • Сказка о страшном драконе
  • Про Аленку
  • Прыгающая принцесса
Главная » Новости » Юбилей Александра Борисовича Ярилова

Юбилей Александра Борисовича Ярилова

14 мая свой 60-летний юбилей отмечает художественный руководитель и главный режиссер Оренбургского театра кукол "Пьеро", заслуженный артист России Александр Борисович Ярилов.
 Наши самые искренние поздравления и самые добрые пожелания юбиляру!

Режиссер — своего рода бог,
А театр — мир воздушных идей,
Нет такого, чего б он не смог
Донести до обычных людей.
Вдохновения Вам, дорогой,
И побольше новых работ!
Жизнь пусть будет бурной рекой
и счастливой от славных забот!


А.Я. посвящается 

Поцелуй ангела 

Ангел сидит на земном шарике, словно на поляне, и посылает в пространство воздушный поцелуй. Эту скульптуру, так удачно подаренную, видишь сразу, входя в кабинет Александра Борисовича Ярилова. У руководителя театра столько задач, что без сильных помощников не обойтись. Благосклонность ангелов-хранителей необходима каждому, творческим людям особенно.  

Кто, как ни они, привели молодого человека на сцену, хотя он уже получал профессию в совсем другой, далекой от искусства области. Кто, как ни они, небесные наши покровители,  в «лихие девяностые» в лице значимых людей, наделённых властью, помогли создать сначала районный, а потом и городской театр кукол со своим международным фестивалем. Особую благодарность хочется выразить им за то, что когда-то направили стопы молодой четы Яриловых, только что отучившейся в театральном институте, из северной столицы с великими театральными традициями в степную провинцию. Но, как говорится, человек красит место. Значит, Ярилов нужен был Оренбургу. 

  

Больше, чем режиссёр 

У Андерсена есть удивительная сказка «Директор кукольного театра», рассказывающая о странствующем актёре-кукольнике. Было у него одно заветное желание: хотелось стать директором настоящей драматической труппы. Оживить своих марионеток ему помог знакомый учёный. Когда же куклы стали людьми, каждый со своими требованиями, наш герой  понял, насколько заблуждался в своих мечтаниях, и всё вернулось на круги своя. После этой волшебной истории он стал по-настоящему счастливейшим человеком  на свете. 

Подобных помыслов у Александра Борисовича никогда не было. Став режиссёром, он всегда хотел работать только  в театре кукол. Кстати, сложности общения достаточно в любом театре. В его биографии бывали случаи, когда приходилось разнимать, так сказать, сильно спорящих актеров. Поэтому при создании собственного театра главным было создать атмосферу дружной семьи. «Это наш театральный папа, вдохновивший на дальнейшее освоение профессии», - говорят о нём его актёры.  

Режиссёр – олицетворение воли. Он ответственен за всё в театральном мире: за поиск талантов, пьес, денег, за весь спектакль в целом. При таких условиях очень часто строгость превращается в диктат. Но в «Пьеро» другой тип руководства. Актёр по Ярилову прежде всего личность, индивидуальность,  мыслящая творческая субстанция. Придумывать, наполнять, оживлять и проживать  образ он должен сам. Только тогда можно говорить о сотворчестве единомышленников.  

Искреннего понимания, благодарности друг к другу, безмерного терпения в работе встретишь далеко не в каждом творческом коллективе. К счастью, в «Пьеро»  это основа взаимоотношений. На репетициях Александр Борисович не показывает, что именно и как надо делать, а ставит задачи. Он что-то больше знает о сцене, этом мистическом, мистериальном, миссионерском месте, где происходит нечто архиважное и для тех, кто на ней, и для тех, кто находится в зрительном зале. Ярилов умеет довериться интуиции, тонкой душевной организации актёра, дать ему второй, третий, восемьдесят пятый шанс для нахождения нужной интонации, движения, оттенка роли. И дождавшись созревшего решения, наконец сказать: «Ну вот, это у тебя получилось, а от этого лучше отказаться».  Этим он словно расширяет найденную новизну и ведёт к цели, изначально ему ведомую.  

«Один режиссёр ковыряет, ковыряет талант, да не выковырет. А другой только коснётся, и талант рекой польётся». Да! Такой перл-скороговорка мог родиться только в таком театре, как «Пьеро». 

Мне сказали, что улыбается Александр Борисович несколько раз в год. «Он же сдержанный северянин, у него радость внутри, - говорят его соратники. – Он для нас он больше, чем режиссёр. Терпение у него - золотое, характер - интеллигентный, творчество - свободное». Встреча с ним изменила прежнюю жизнь практически  всех, кто служит в театре. Ему доверяли судьбы, шли за ним на любой риск.  

 

Мастер и Марина 

Друзья называют Ярилова везучим. А как по-другому назвать человека, который встретил, оценил, полюбил такое земное чудо, как Марина. В первую их встречу на кухне  питерской общаги он назвал её барышней. Так она и осталась -  госпожой его сердца, музой его творчества, и своего тоже. Он не работает с другими художниками. Она отказывается от предложений именитых режиссёров. «Главная задача для меня – сделать спектакль крайне художественным. Для этого необходима безбрежная свобода. А другой театр накладывает некоторые ограничения». Марина вспомнила и то золотое время, когда мастерство оттачивалось в творческих лабораториях, проходивших в разных городах России. На одном из занятий Марина  сделала Александру Борисовичу театральный грим, в котором все сразу узнали Мастера. 

Да, художественный руководитель «Пьеро», несомненно, мастер своего дела.  Мастер Ярилов. Произнося его звучную фамилию, сразу вспоминаешь славянского Бога Солнца. Но Марина рассказывает больше: «Есть не менее древнее понятие  – «быть на яру», то есть у всех на виду. Яр, как и сцена, место особенное, одновременно и публичное, и пограничное с другим, потусторонним миром». Быть на яру, значит быть проводником, сталкером в это параллельное, таинственное, но такое притягательное пространство.  Для Яриловых – это пространство искусства. Каждые выходные перед детками и их родителями оно открывается, открываются двери в сказку, где живут чудеса и добрые ангелы. 

 

Фаина Хаялина, искусствовед